Реплика сексолога

Авторы: Михаил Бейлькин, Александр Ковальчук

Несколько сайтов опубликовали тезисы Михаила Бейлькина и Александра Ковальчука «От “эректильной дисфункции” к “андропаузе”, от дилетантства к фальсификации». Публикация сопровождалась критическими комментариями и примечанием: “Данная статья помещена в дискуссионном плане”.

Следует выразить благодарность администрации этих сайтов: люди, далёкие от медицины, узнали о вреде концепции “андропаузы” и о губительных последствиях приёма мужских половых гормонов, назначенного вне связи с гипогонадизмом. Кому-то полученная информация позволила сохранить свои яички.

Тезисы предельно ясны, их смысл однозначен; вопреки усилиям авторов комментариев, с ними не поспоришь:

“По мнению андрологов, «эректильная дисфункция» «включает в себя не только неспособность удерживать половой член в состоянии эрекции, но и нарушение оргазма, а также ослабление либидо». На взгляд сексолога, привыкшего к системному принципу в диагностике, этот «диагноз» информативен не более чем «диагноз» «дыхательная дисфункция», не уточняющий о чем идет речь: о раке легкого, пневмонии, бронхиальной астме или о гемотораксе. Он отражает лишь степень дилетантизма андрологов. Напомним, что специальность «андролог» отсутствует в перечне врачебных специальностей и должностей.

Слабо знакомые с закономерностями эндокринной регуляции половой функции, андрологи разделяют заблуждение о том, что чем выше уровень андрогенов, тем выше потенция. На самом деле, это справедливо лишь для гипогонадизма. Если уровень андрогенов достаточен, их введение извне является опасным допингом, угрожающим рядом осложнений (кастрацией, развитием гинекомастии, возникновением рака простаты и т.д.). Число больных с ятрогенной гинекомастией и аплазией яичек заметно выросло после «изобретения» понятия «андропаузы». Скроенный по типу «менопаузы», этот термин абсолютно неправомочен: если у женщин при инволюции месячные действительно исчезают, то у мужчин выработка андрогенов отнюдь не прекращается с возрастом. «Андропауза» — порождение коммерческой активности фармакологических фирм. Активно пропагандируется версия, что гормональная недостаточность у мужчин не обязательно связана со снижением уровня андрогенов. Если после трехкратного приема 250 мг сустанона общее самочувствие пациентов улучшается и их физическая активность возрастает, это расценивается как «доказательство» наличия у них «андропаузы», что служит показанием к назначению им пожизненной терапии андрогенами. Подобная аргументация преследует единственную цель — увеличение сбыта андрогенных препаратов. Адресованная многочисленной армии андрологов, она стала фактором, серьезно угрожающим здоровью мужского населения России”.

Разумеется, трудно игнорировать факт, на который ссылаются авторы критических комментариев: действительно, кафедры урологии ежегодно выпускают массу андрологов. Авторы полагают, что со временем эта врачебная специальность будет узаконена. Но для чего, с какой целью? Если «андролог» - узкий специалист по лечению сексуальной патологии у мужчин, то, как доподлинно известно сексологам, лечить подобных больных нужно в семейной или в партнёрской паре. Может быть, целесообразна совместная работа обоих специалистов? Но андролог при этом фигура явно лишняя! Профессиональная подготовка сексологов наряду с собственно сексологией включает углубленное изучение психиатрии и психотерапии, причём чаще всего врач проходит специализацию, а затем и усовершенствование по обеим этим дисциплинам. Андрологи же получают самые поверхностные сведения о психопатологии. «Научный аппарат» андрологии - донельзя упрощённая версия обследования, принятого у сексологов (СФМ). Прибегнув к простенькому опроснику, с уморительной важностью именуемому «Международный индекс эректильной функции», андрологи и не помышляют о полноценном психиатрическом и психологическом обследовании пациентов с применением MMPI и других видов тестирования. Не приходится сомневаться: рано или поздно это неминуемо приведёт к трагедиям, уже случавшимся ранее – уролог (андролог), старательно «повышающий потенцию» пациента массажем его простаты, становится жертвой шизофреника, вплетающего врача в свой бред.

Перечень дефектов андрологии можно продолжать ещё долго, но очевидно и так: речь идёт о редукционизме, то есть о вульгарном упрощении сложных проблем трактовки, диагностики и лечения сексуальных нарушений. Готовность назначить пациенту виагру и андрогены вовсе не равноценна владению набором психотерапевтических методик; даже самое блестящее знание урологии не пригодится в диагностике девиаций и перверсий, психопатий и акцентуаций характера. Дилетантов хватает в любой отрасли медицины, но андрология как бы изначально предназначалась для научного выхолащивания сексологии. Одна из основных причин такого положения вещей – заинтересованность фармакологических фирм в многочисленной армии врачей, некритически назначающих их продукцию тем, кому она не показана и даже вредна.

Редукционизм не новость в Западной медицине. Социальные работники и психологи вытесняют там врачей из психиатрической практики. Американские психиатры расценивают явление демедикализации психиатрии как “надвигающуюся катастрофу” (Мотов В. В., 2003). Секс-терапевты США в своё время привлекли проституток для лечения пациентов с половыми нарушениями (издержки лечения в партнёрской паре в рамках секс-терапии!). Очень скоро помощницы врачей настолько освоились со своей ролью, что предпочли лечить мужчин самостоятельно. И, наконец, современные психологи вытесняют врачей из сферы общения с гомосексуалами, отказывают им в праве исследовать природу девиации, а также лечить тесно спаянные с нею невротические расстройства.

В Википедии с позиций психологов выступает Rombik. Человек он умный и талантливый, но далёкий от медицины. Он принял в штыки установки Михаила Бейлькина, изложенные им в книге «Гордиев узел сексологии», и, в частности, в цитате из неё: «Различают гомосексуальность "ядерную" (в основе которой лежит особый тип функционирования центров, регулирующих половое поведение), транзиторную (имеющую преходящий характер), заместительную (вызванную отсутствием лиц противоположного пола), невротическую (гомосексуальная активность вызвана тем, что реализация гетеросексуальной близости блокируется психологическими причинами). Важную роль играет соотношение силы двух относительно независимых потенциалов полового влечения индивида — гетеро- и гомосексуального".

Бейлькин подвергся уничижительной оценке как «специалист советского типа и советской закалки: он <…> критикует Кона, выступающего за полную, однозначную и безоговорочную депатологизацию гомосексуальности. Он, как это и было принято в советской психиатрической традиции, до сих пор пытается классифицировать и делить гомосексуальность на «ядерную» (которую, как он считает, лечить не надо, да и излечить невозможно, не получится) и «неядерные», «краевые» формы (которым, якобы, можно помочь, полечить и т. д. и всё-таки сделать их гетеро), выделяет при этом «заместительную», «транзиторную», «невротическую» гомосексуальность».

Оставим без протеста «обвинения» в принадлежности врача к советской школе сексологии. Это немалая честь, учитывая её высокий международный престиж. Важнее иное – ему приписывается деление геев на «ядерных» и «краевых» с точки зрения возможности их лечения. Но это ни в коей мере не совпадает с позицией автора книги! В «Гордиевом узле» в соответствии со шкалой сексолога Кинси упоминаются и «ядерные» гомосексуалы, и «ядерные» гетеросексуалы. Первые напрочь лишены влечения к лицам противоположного пола, а вторые – к представителям своего. Зато «краевые» гомосексуалы не упомянуты в книге ни единым словом. И уж вовсе никому не придёт в голову приписывать автору намерение лечить как «краевых» гомосексуалов, так и «краевых» гетеросексуалов! Либо Rombik лукавит, либо он по каким-то причинам всё перепутал.

«В современной сексологии (продолжает он) не принято делить гомосексуальность на «ядерную» и «неядерную»: она просто ЕСТЬ, и она вся по определению, согласно современным воззрениям, ядерная, т. к. стенична и не поддается никакому изменению, коррекции, лечению. А викарным, заместительным называют гомосексуальное поведение, а не гомосексуальность».

Ой ли? Всё совсем не так очевидно, как это представляется Rombik’у. Есть гомосексуалы, в нетрадиционной ориентации которых сомневаться не приходится, но их гомосексуальное поведение так и осталось нереализованным. И есть немало гетеросексуалов, которые практикуют однополую активность вопреки своим сексуальным предпочтениям. Повторим: речь идёт о гетеросексуалах (но не «ядерных»!); тем не менее, сама готовность к гомосексуальному поведению свидетельствует о наличии у индивида гомосексуального потенциала либидо, хотя и более слабого, чем гетеросексуальный, так что при общих равных условиях он предпочитает близость с женщиной сексу с мужчиной. Неоспоримо: однополое поведение без соответствующего влечения, хотя бы слабого, невозможно. В противном случае мы имеем дело с «ядерной» гетеросексуальностью. Словом, гомосексуальное поведение (гомосексуальная активность) и гомосексуальность – понятия хоть и разные, но неразрывно спаянные друг с другом; противопоставляя их, Rombik непоследователен; он противоречит самому себе.

Приведенный пример нереализованного однополого влечения демонстрирует целесообразность выделения латентной гомосексуальности. Вполне правомочно выделение и других её подвидов: заместительной, транзиторной и т. д. В сексологической практике без подобного размежевания невозможна психотерапия ни геев, страдающих неврозами, ни пациентов, страдающих гомосексуальной паникой.

«Что же касается мысли Бейлькина о том, что гомосексуалы нуждаются в лечении неврозов, связанных с гомосексуальностью, то в современной сексологии и это положение отвергнуто: проблемы, комплексы и неврозы связаны не с самой гомосексуальностью как таковой, а с отношением общества, с гомофобией и так далее и тому подобное. Именно поэтому в современной сексологии НЕ употребляют устаревший термин "эго-дистоническая гомосексуальность" (подчеркивающий внутренний разлад "патологичного", не способного примирить свое эго со своей гомосексуальностью, гомосексуала, в отличие от "непатологичного" эго-синтонного), а используют современный, более корректный термин "дисфория сексуальной ориентации" (подчеркивающий, что корень всех проблем, подобно случаю гендерной дисфории, лежит в обществе, в его неприятии, а не в "патологичности и неспособности себя принять и примириться" самого гомосексуала, и что основой страдания является не "эго-дистоничность", а всего лишь недовольство своей сексуальной ориентацией…».

Концы с концами не сходятся и тут. Термин "эго-дистоническая гомосексуальность" предложил Зигмунд Фрейд, человек, заслуживающий доверия отнюдь не в меньшей мере, чем психологи, гордо претендующие на монополию в трактовке феномена однополого влечения, но слабо знакомые и с медициной, и с нейробиологией сексуальности. Суть однако не в терминах, а в понятиях, которые в них вкладывают. Да, увы, мир, несправедлив по отношению к лицам с нестандартной сексуальностью, они подвергаются дискриминации. Но дело в том, что одни и те же притеснения и обиды вызывают у одних «дисфорию сексуальной ориентации», нередко угрожающую суицидом; у других - уродство характера (так называемое «хабальство»); у третьих – невротическое поведение в форме промискуитета с присущими ему аддиктивностью и ритуализацией; у четвёртых – жестокие панические атаки; у пятых – комбинацию из перечисленных невротических расстройств плюс коитофобию с исчезновением эрекции при попытках выступить в сексе в активной роли; у шестых – депрессию; зато седьмых они практически обходят стороной. Исходя из этого, есть ли у нас право объяснять все проблемы геев только кознями их гетеросексистского окружения? Так ли уж ни при чём личностные особенности индивида, вступившего в противоречие с миром инакочувствующего большинства? Подобным образом рассуждает лишь тот, кто не знаком с фундаментальными положениями психиатрии и сексологии. И потому не в его силах постичь суть той или иной психогенной ситуации, заметить неповторимые особенности психологического конфликта, найти пути преодоления невроза.

Rombik прав, утверждая: «единственным эффективным лечением является не "лечение гомосексуальности", не попытки её подавить или изменить, а помощь человеку в адаптации и принятии себя как есть». Но кто способен оказать ему помощь в достижении этих целей? Сам Rombik, по-видимому, полагает, что геям будет вполне достаточно рациональных разъяснений, изложения модных взглядов на гомосексуальность. На деле же речь идёт о длительной трудоёмкой коррекции невротического развития, о лечении всевозможных фобий, панических атак и т. д. Полноценную лечебную помощь способен оказать лишь профессионал – сексолог или психотерапевт. Но тут-то и зарыта собака – Rombik, то ли по незнанию, то ли под влиянием собственных невротических комплексов облыжно приписывает сексологу коварные планы лечения гомосексуальности у мифических «краевых» гомосексуалов. Словом, он и сам запутался, и геев обманул.

Уместно напомнить текст «Гордиева узла»: «Бесспорно, что врачи должны лечить геев не от гомосексуальности, “но только от болезней” (Кон), но как быть с недугами, возникшими именно из-за принадлежности пациентов к сексуальному меньшинству?! <…> Антиврачебная позиция оставляет геев и лесбиянок без квалифицированной помощи, а это чревато ростом суицидов».

Будем оптимистами: практика – критерий истины. Одно–два убийства андрологов их пациентами-шизофрениками, так и не исцелившимися от приписываемого им хронического простатита; серия судебных процессов по искам больных с олигоспермией и аплазией яичек, наступившими вследствие бездумно назначенной им терапии андрогенами, – всё это приведёт к пониманию факта, что хлеб сексолога не так уж лёгок. Придётся выбирать – либо обходить стороной контингент сексологического кабинета, либо серьёзно освоить основы психиатрии и сексологии. Самые одаренные андрологи выберут, разумеется, второй путь.

Куда сложнее обстоит дело с теми, кто в упор не видит медицинских аспектов гомосексуальности. И всё же, каким изощрённым и упорным ни было бы их сопротивление (формирующееся явно по типу невротической психологической защиты), отлучить врачей от лечения гомосексуалов, страдающих неврозами, им не удастся. Пациенты не позволят.

Предупреждение 18+

Этот сайт содержит материалы по медицинской сексологии, которые могут быть не предназначены для несовершеннолетних.

Чтобы продолжить просмотр, Вы должны подтвердить, что Вам уже исполнилось 18 лет.

Мне еще нет 18 лет
Сайт 18+. Подробнее...