Сексологические аспекты педофилии

Обычным педофилам садистское поведение не свойственно. Самая характерная история этой парафилии рассказана педофилом Ж. польскому сексологу Збигневу Старовичу, автору книги «Судебная сексология». Её стоит процитировать вместе с комментариями Старовича.

«Обследуемый Ж., 35 лет, происходит из семьи интеллигентов, работает научным сотрудником, женат, отец троих детей. В родительской семье рос и развивался нормально. Примерно в 5-летнем возрасте в игре со сверстницей выполнял роль коровы. Он стоял обнажённым на корточках, а девочка «доила» его за половой член в ведёрко, в которое он по условиям игры должен был помочиться. Мастурбировать начал в 7 лет, причём эякуляция присоединилась к чувству оргазма только в 13 лет. Мастурбация сопровождалась сексуальными фантазиями о контактах с ровесницами. В возрасте 20 лет впервые осознанно совершил сексуальные действия в отношении девочки. По его рассказу: «Это была маленькая дочь моих приятелей, которая очень любила играть со мной. Однажды, чтобы проверить, не обмочилась ли она, без всякой задней мысли, я потрогал её трусики в области половых органов. Она обиделась, и сказала, чтобы я больше никогда не трогал её. Этот почему-то возбудило меня и в дальнейшем, когда по просьбе приятелей я часто оставался с ней за няньку, то, пользуясь тем, что она крепко спала, гладил её тело, и по возможности трогал и клитор. Затем я стал это проделывать, одновременно мастурбируя свой член. Так продолжалось несколько месяцев. Девочка постепенно совсем ко мне привыкла, и мои ласки перестали вызывать её протест, а поэтому становились всё более смелыми. Однажды мы гуляли с ней по лесу, и я решил её сфотографировать. Она охотно позировала мне в обнажённом виде, принимала предлагаемые мной позы и позволила сфотографировать себя лёжа на спине с разведёнными ногами, так, чтобы в кадр попали её половые органы. При этом я сказал, что к её пипиське прилипли вкусные крошки от только что съеденного нами торта и, под предлогом слизывания их, стал манипулировать в области клитора. Тут она сказала, что хочет пописать, это очень возбудило меня и я попросил сделать это «по-мальчишески», стоя».

В дальнейшем обследуемый подробно описал свои сексуальные действия более чем с 40 девочками. В этих контактах его возбуждало, когда они «по-мальчишески» мочились, прикасание рукой к ещё мокрым после этого половым органам, ласки и поцелуи всего их тела и половых органов, ласки клитора языком и осторожное введение пальца во влагалище. Выработалась особая стратегия знакомства с девочками. «Около жилого дома высматриваю одиноко гуляющую девочку и, улыбаясь, заговариваю с ней. Рассказываю, что я из ЖКХ и прошу её проверить список жильцов, при этом интересуюсь одной семьёй, которая живёт в их доме, называя вымышленную фамилию. Разговаривая с девочкой, глажу её по головке и плечам. Если она воспринимает это спокойно, то присаживаюсь рядом с ней на корточки и моя рука смещается ниже – глажу её ножки, начинаю говорить с ней об излюбленных детских играх. Если контакт устанавливается и я вижу, что она меня не боится, то прошу её сопроводить меня и завожу девочку в подвал или на чердак. Там, продолжая разговаривать, свободно прижимаю к себе малышку, глажу её по животу, аккуратно развожу её ножки и проникаю рукой к половым органам, нежно их ощупываю и поглаживаю. Потом мы вместе выходим и дружелюбно расстаёмся. Некоторые девочки не хотят таких ласк, а другие сами поднимают платье и с удовольствием позволяют делать с собой всё что угодно. Я всегда хотел, чтобы мне попадались девочки, воспринимающие мои ласки охотно и с удовольствием, и нередко находил таких. Вот совсем недавно я обычным способом познакомился с 8-летней девочкой. Всё произошло, как обычно, она не возражала против самых смелых ласк. Воодушевлённый этим и сильно возбудившись, я аккуратно ввёл ей во влагалище палец. Она сразу умолкла, стала мелко дрожать и я почувствовал, что мой палец стал увлажняться. Ломающимся от вожделения голосом спросил, приятно ли ей, она ответила, что очень. Спросил, хочет ли, чтобы было ещё приятнее, ответила утвердительно. Дрожа от возбуждения, положил её на спину, раздвинул ножки, ввёл во влагалище палец и стал совершать им движения, как половым членом при сношении. Она выгибалась и щебетала от удовольствия, а я ощущал как ритмично сокращается её влагалище. Попросил в награду сделать приятное и мне – она сразу же согласилась. Я обнажил половой член. Она долго рассматривала его и сказала, что никогда ещё этого не видела. По моей просьбе стала его трогать руками, развилась эрекция, возбуждение всё нарастало. Спросил – хочет ли она, чтобы из него вылилось молочко? Она ответила, что хочет. Этого оказалось достаточным, чтобы произошло семяизвержение. Ей это понравилось и она попросила повторить выделение «молочка», но я уже обессилел».

Первый нормальный гетеросексуальный акт был в 23 года с будущей женой. Никогда не испытывал затруднений в половом плане. Имел 3 внебрачных связи со зрелыми женщинами, которые тоже были сексуально успешными. Одна из этих связей продолжалась 6 лет. Супруга внешне эффектная, привлекательная женщина. Она считает свой партнёрский союз с Ж. удачным во всех отношениях, в том числе в сексуальном плане. О девиантном сексуальном поведении мужа ничего не знает».

В заключение Збигнев Старович отмечает: «Наличие у обследуемого высокого интеллекта в сочетании с определёнными артистическими и педагогическими способностями позволили ему совершать многочисленные и многолетние педофильные контакты таким образом, что он никогда не был в них уличён и заподозрен. Объяснением его девиации служит то, что в детстве Ж. воспитывался в семье, где доминирующую роль играла его мать, а отец, видный учёный, полностью находился под властью жены. То, что образом для сексуальной идентификации Ж. послужил отец, занимавший подчинённое положение в семье, и стало причиной задержки эмоционального и сексуального развития обследуемого на ранних этапах».

Высоко ценя профессионализм Старовича, я, тем не менее, не могу не упрекнуть его в досадном упущении. Он ничего не сказал о том, что поиски девочек носили у его пациента обсессивный, навязчивый характер. К тому же, чем больше времени проходит после реализации предыдущего эксцесса, тем острее у педофила чувство душевного дискомфорта. Как только реализуется новый контакт, приходит чувство облегчения, девианта «отпускает» до следующего накопления дискомфорта. Я могу настаивать на том, что Ж. страдал от всего этого, не только исходя из клиники парафилий вообще (а такая клиническая картина – важный критерий парафилии, дополняющий те, что были перечислены ранее), но и из самой истории, рассказанной Старовичем. Если бы не эта типичная форма парафилии, то Ж. не тяготился бы ею, он не обратился бы за помощью к врачу, покаявшись в своих преступлениях. Ведь, как справедливо признал автор «Судебной сексологии», его пациент так и не попал в поле зрения полиции.

И второе, что я хотел бы сказать по поводу этой истории. Возможно, Старович в чём-то и прав, рассуждая о причинах возникновения парафилии у Ж., но он не заметил главного: Ж обладал низким порогом сексуальной возбудимости. Иными словами, его нервная система отличалась особенной готовностью к переживанию оргазма. Об этом свидетельствует и необычайно раннее начало мастурбации (7 лет) и то, что она уже тогда сопровождалась ярким оргазмом. Это подтверждается также и тем, что, достигнув вполне зрелого возраста в 35 лет, Ж. способен, словно подросток, испытать оргазм среди бела дня при петтинге с 8-летней девочкой, фактически от одного только её замечания, что ей интересно посмотреть на его «молочко». На подобное обычный мужчина, разумеется, не способен. Кстати, девочка, так порадовавшая Ж., тоже обладала низким порогом сексуальной возбудимости, именно отсюда её готовность к сексуальным играм и, безусловно, способность к ощущению оргазма. Повторяю: характерной особенностью таких детей является их готовность к сексуальным играм со взрослыми, в том числе к контактам с педофилами. С Ж. они протекали в виде петтинга, но при встрече с преступником-садистом приобретают характер смертельной опасности.

Чрезвычайно важно, что дети с низким порогом сексуальной возбудимости, способны точно и эмоционально насыщенно запомнить все нюансы того, что с ними происходило при их совращении, и всё то, что они сами при этом чувствовали. В дальнейшем, после наступления половой зрелости, именно эти раздражители и будут вызывать у них половое возбуждение. Подобное явление называется запечатлением или импринтингом. Термин заимствован из зоологии. Учёные заметили, что птенцы гусей, уток и других птиц, живущих стаей, идут след в след за первым движущимся объектом, который попался им на глаза после их появления на свет из яйца. Обычно это – их мама, гусыня или утка, но в выборе птенцов могут быть и сбои, и тогда выводок будет гуськом сопровождать, например, человека. Импринтинг был описан у представителей многих животных видов. Кроме того, обнаружилось наличие и полового импринтинга, по механизму которого складываются прочные супружеские пары многих видов, например, у серых гусей.

Человек, переживший в детстве импринтинг, подчиняется необычным сексуальным раздражителям (релизингам). Сигналы, запускающие его эротическое возбуждение, имеют девиантный, извращённый характер. Именно игры Ж. с малолетней девочкой «в корову» и определили характер его девиации. Его привлекают и малолетний возраст партнёрш, и мотив мочеиспускания (в том или ином варианте), то есть всё то, что запечатлелось в его эмоциональной памяти. Постепенно у Ж. сформировался своеобразный стереотип поведения, отработанный до мелочей. Эта стереотипия, точно так же, как и навязчивое труднопреодолимое желание разрядки девиантного влечения, представляют собой необходимые атрибуты любой парафилии, любого полового извращения, в том числе, и педофилии. Артистические и педагогические способности Ж. сослужили плохую службу его малолетним партнёршам. Если эти девочки обладают низким порогом сексуальной возбудимости, то это неизбежно приведёт к возникновению у них импринтинга с потребностью особых раздражителей. Например, возраст партнёра, должен намного превышать их собственный, что к юношескому возрасту часто приводит к формированию геронтофилии – влечению к старикам. Таким людям часто необходима анонимность, острое чувство запретности и опасности сексуального контакта, в который они вступают, а порой они нуждаются и в вовсе случайных факторах – например, им нужны условия, напоминающие подвал или чердак, где проходило их совращение.

<< < 1 2 3 4 5 > >>

Предупреждение 18+ / Предупреждение об использовании метаданных

Этот сайт содержит материалы по медицинской сексологии, которые могут быть не предназначены для несовершеннолетних.

Чтобы продолжить просмотр соержимого сайта, Вы должны подтвердить, что Вам уже исполнилось 18 лет.

Данный сайт не является оператором персональных данных, не принимает, не обрабатывает и не хранит их. Однако, сайт использует (но не хранит) метаданные посетителей сайта, необходимые для его нормального функционирования:
- cookie,
- данные об IP-адресе,
- данные о местоположении посетителя.

Если Вы не хотите, чтобы Ваши метаданные автоматически обрабатывались этим сайтом, Вы обязаны немедленно покинуть сайт.

Сайт 18+. Подробнее...