Медицинские проблемы гомосексуальности и гомофобии

Комментарии к главе IV рукописи "СЕКСОЛОГИЯ В ПИСЬМАХ (Опыт онлайн-психотерапии в сексологии)"

Анализ мышления испытуемых проводился по показаниям потерпевших, указывавших на "странные высказывания", "напряжённую молчаливость". Чаще всего испытуемые действовали безмолвно, некоторые из потерпевших даже не могли понять, чего от них хотят - ограбить, изнасиловать или убить, на вопросы потерпевших или свидетелей отвечали невпопад, бессвязно, без осмысления вопросов. Сами испытуемые поясняли, что они "не понимают, как всё это произошло", голова работала "непривычно ясно", или, наоборот, они ощущали необычайный гул, шум, который мешал сосредоточиться, "ни о чём не думалось", "тело работало отдельно от мыслей". В других случаях они поясняли, что в голове не было никаких мыслей, например, относительно убийства, было только желание прикоснуться, после чего возникало "непонятное оцепенение".

Основным феноменом, указывающим на глубину расстройства сознания, были автоматизированные действия (внешне обдуманные, они не осознавались; человек вёл себя подобно заводному автомату, роботу. – М. Б.). Можно выделить речевые и моторные автоматизмы. При первых вербальное общение с жертвой обеднялось, сокращалось до отрывочных приказов, команд, употреблялись только глаголы. Отмечалось изменение модуляции голоса в виде монотонности фраз. В других случаях наблюдались стереотипность высказываний, их непроизвольное повторение (персеверации). … Испытуемые производили впечатление выпивших, бросалась в глаза их растерянность».

С точки зрения сексолога, перечисление болезненных расстройств, наблюдаемых при парафилиях, чрезвычайно ценно. Собственно, авторы «Аномального поведения» в своих крайне интересных наблюдениях сообщают мало нового, так как подобные же описания можно встретить у Рихарда Крафт-Эбинга, Збигнева Старовича и у других авторов. Речь идёт о тяжёлой психической патологии, лежащей в основе поведения «серийных убийц». Главное в другом – информация, сообщённая Ткаченко, в корне противоречит его же утверждениям о тождественности парафилий (перверсий) и девиаций.

Механизм возникновения самой распространённой девиации («короля девиаций», по выражению сексолога Николая Иванова) – гомосексуальности – давно изучен учёными. Речь идёт о нарушениях процессов дефеминизации и маскулинизации центров мозга зародыша, ответственных в дальнейшем за сексуальную ориентацию и тип полового поведения. С наступлением полового созревания это отклонение в половой дифференциации головного мозга приводит к появлению гомосексуального влечения, а затем и к однополой активности.

Надо принять во внимание тот факт, что гомосексуал, как и все люди, способен получить черепно-мозговую травму с последующим развитием у него психических нарушений; он может болеть шизофренией; может страдать от панических атак, депрессии, приступов дереализации. В полном соответствии со статистикой он может стать и садистом, и «серийным убийцей». Однако вся эта серьёзная патология объясняется не особенностями половой дифференциации его мозга в эмбриональном периоде, а психическими расстройствами совсем иного характера. Ткаченко же дотошно ищет доказательств «единства парафилий» где угодно, вплоть до констатации у лиц с перверсиями леворукости. Привожу слегка сокращённую цитату из его книги, не исправляя погрешностей стиля.

«В заключение приведём пример полиморфного парафильного синдрома у левши. Испытуемый Г., 32 лет.

Из анамнеза: о наследственности данных нет, переученный левша. Беременность у матери протекала с токсикозом первой половины срока. Отмечались снохождение, ночной энурез до 8 лет, детские инфекции, простуды, пневмония. Рос физически слабым, читать научился ещё до школы. Любил уходить в лес, быть один. В детстве был обидчивым, легко ранимым, мог "закатить истерику", всё бросить и убежать.

Друзей никогда не было, только "приятели". В 7 лет была подружка, с ней просто разговаривал, когда их застал отец, то избил его. С 8-9 лет нравилось вешать кошек, бросать камни в собак, позже стал вешать и собак, при этом ощущал удовлетворение. Однажды выбросил кошку с 12 этажа, пошёл добивать ногой, зрелище "вывороченных мозгов" доставило удовольствие. До сих пор любит играть в солдатиков, изготовляет их из глины, разыгрывает сражения; игры со спичками - красит их в разные цвета, ломает.

Мать "не замечал", к отцу до 11-12 лет относился хорошо, затем стал ненавидеть за то, что он бил его за плохую учебу, закрывал в туалете, гасил свет. До школы в основном жил у бабушки, к ней относился хорошо. Учился посредственно, часто прогуливал. Нравились русский язык, литература, писал стихи. Выщипывал волосы на лобке, так как не нравилась "волосатость". После 20 лет не может смотреть на своё отражение в зеркале, не нравится внешность, взгляд - "чужие глаза".

Взрослым стал высокомерным, лживым, грубым с родителями, к работе относился с безразличием. При виде своей крови ощущал непонятное возбуждение и страх, чужая - "притягивала". В 1989 г. нанёс себе самопорезы правой руки, боли не чувствовал, потом испытывал гордость, что выдержал это. Считает, что кисти рук у него не чувствуют боли. Умеет готовить, шить. Сшил себе сумку, кисет.

Из раннего детства помнит два эпизода, связанные с солдатами: когда те пробегали мимо, кидал им яблоки, однажды купался голым в пруду, увидел двух солдат (они его не видели), чего-то испугался и убежал, "побоялся, что они со мной что-нибудь сделают".

В 5-6 классе нравилась девочка из-за "красивого лица". С 12 лет стал представлять себе другую семью - других родителей, много братьев-ровесников, сестру на 5-6 лет старше - "злую", которая заставляла его - с целью унизить - надевать женское белье, била его, при этих фантазиях появились первые эрекции.

Мастурбация с 12 лет перед зеркалом в нижнем белье, "катал член в руках", после того, как увидел мастурбацию в фильме, стал подражать. Затем для усиления ощущений стал одевать трусы, колготки, платья матери, смотрел на себя в зеркало, очень нравился себе, отмечались сильные эрекции, прорезал для этого дырку в трусах и колготах, мастурбировал. Потом стал ложиться на пол в женском платье, представлял, будто воображаемая старшая сестра мастурбирует его, при этом онанировал до эякуляции. Затем стал представлять, как она издевается, избивает его братьев-ровесников, которым придумывал имена, биографии. Стал собирать картинки с обнаженными детьми и подростками-мальчиками, критерием отбора было лицо, хотя не может описать, какое именно ему нравилось. Также не может описать внешность идеального сексуального партнёра. Отобрав картинки, комплектовал "семью", давал всем имена, придумывал биографии, иногда (уже после 20 лет) 2-3 персонажа были "сестры", представлял, как их бьёт старшая сестра, при этом видел себя со стороны. Картинки с понравившимся телом переделал-вырезал голову и приклеил свою, в таком виде включил в фантазии. Позже стал представлять себе приют для детей-бомжей, где начальник - взрослый мужчина - издевается над детьми, принуждает их к фелляции и анальному коитусу, избивает их, иногда среди его жертв представлял и себя. Особенно возбуждали сцены, когда видел мальчиков сбоку, вид полового члена и ягодиц возбуждал слабо. Стал стегать себя ремнём для усиления возбуждения, затем в фантазиях стегал других мальчиков. Хранил картинки под ковриком в туалете, где смотрел на них, вспоминал их историю", представлял их тела без лиц, при этом онанировал. С 18 лет стал записывать свои впечатления от мастурбации с картинками, при перечитывании записей перед глазами возникали зрительные образы-воспоминания, при этом мастурбировал. С 21 года стал представлять себе насильственную фелляцию и анальный коитус с мальчиками, сопровождавшиеся угрозами и запугиванием, обычно в темноте, лиц не различал, только тела, иногда сам был в роли жертвы. Последние полгода в фантазиях пил кровь из прокушенного предплечья мальчика.

Первая эякуляция в 12 лет при мастурбации в женской одежде перед зеркалом.

Максимальный эксцесс при мастурбации - 4, в 21 год. В 12 лет подросток старше на 4 года пытался совершить с ним анальный коитус, но не сумел ввести член в задний проход, совершал фрикции между бедер до эякуляции.

Осталось воспоминание об унижении, "было противно". В 16 лет "осознал" влечение к мальчикам, однако ни к кому не испытывал чувства нежности, стремления заботиться или обратить на себя внимание. Даже к первому партнёру, с которым поддерживал отношения в течение двух лет, никаких чувств не испытывал - "давал деньги на водку, никогда не было стремления обнять, поцеловать - зачем?"

Несколько раз, после команды голоса своего "двенадцатилетнего "Я", знакомился с женщинами, пытался ухаживать за ними, покупал цветы, но когда "приходил в себя" через 2-3 дня - не понимал, зачем ему это было надо, хотя в памяти сохранялось желание понравиться и т.п. Половые контакты с женщинами отрицает.

Реальные сексуальные действия начал с 21 года - знакомился с детьми, разглядывал их, старался запомнить внешность (без лица), затем онанировал дома при воспоминаниях. Затем появилось стремление трогать их половые органы.

Запугивал, угрожал ножом, затаскивал жертвы в подвал, мастурбировал их, при этом реакция мальчика его не интересовала. Отмечает, что если смотрит мальчику в глаза, то пропадает сексуальное возбуждение и эрекция, старается не смотреть на лицо. Заставлял совершать у него на глазах взаимную фелляцию, позже - анальный коитус. В 1992 г. "перестал сдерживаться и бороться с собой", начал сам или с помощью других мальчиков заманивать жертвы в подвал, где при свете фонарика проводил сексуальные контакты с 12-13-летними мальчиками. Сначала выяснял возраст, имя, адрес, всё это заносил в записную книжку, потом, перечитывая её, вызывал у себя образы тел этих мальчиков и мастурбировал до эякуляции. Заставлял их "выбирать" - тянуть спички или на словах - наказание за то, что они ходят по подвалам - удары по ягодицам, фелляцию или анальный коитус.

Когда один из них выбрал побои - избил его, но удовольствие от этого было слабым. Затем стал заставлять их сосать свой половой член, пытался ввести им член в задний проход. При анальном коитусе эякуляции ни разу не достиг, при фелляции -1-2 раза из всех многочисленных контактов. Эякуляции добивался либо при онанизме (один раз, когда его мастурбировал мальчик), при этом ставил 2-3 мальчиков в профиль, либо при мастурбации дома при воспоминаниях об очередном эпизоде в подвале. Пытался мастурбировать мальчиков, но это его возбуждало слабо.

Психический статус: поза закрытая, ноги скрещивает, жестикуляция симметричная, когда говорит о мальчиках, жестикулирует только левой рукой. Мимика бедная, неадекватно гримасничает, в основном левой половиной лица. Обнажённо, охотно описывает сексуальные подробности, при этом отмечается невербальное оживление. Голос мало модулированный, мышление непоследовательное, обстоятельное. Настроение с оттенком эйфории. Суждения конкретные, примитивные. Слышит голос своего двенадцатилетнего "Я"- он появляется в основном при оргазме, в течение 5-6 сек, - который осуждает его за онанизм. Иногда этот голос внезапно отдает ему команды, которым он не может сопротивляться: ухаживать за женщиной, уехать в деревню. Эти периоды не амнезирует, через 2-3 дня "приходит в себя", не понимая, зачем он это делал, и возобновляет прежнее поведение.

Неврологический статус: ослаблена конвергенция с обеих сторон, больше слева. Сглажена левая носогубная складка, девиация языка вправо. Рефлексы высокие, зоны расширены. Нейропсихологическое исследование: состояние основных высших психических функций характеризуется лёгкой и средней степенью нарушений одних составляющих при относительной сохранности других. Отмечается феномен зеркального письма. Заключение: наблюдаемые нарушения могут свидетельствовать о функциональной недостаточности медиобазальных лобных и височных отделов с правополушарным акцентом. Вместе с этим ряд патологических феноменов является характерным для лиц с левшеством.

Диагноз: полиморфный парафильный синдром (садомазохизм, аутоэротизм, гомосексуальная эфебофилия). Преждевременное психосексуальное развитие. Шизофрения на органически неполноценной почве. Феномен двойной личности».

 

 

 

Ценность этого интересного наблюдения снижается простым соображением: Леонардо да Винчи тоже был левшой. Мало того, он обладал способностью «к зеркальному письму». Кроме того, он привлекался к судебному разбирательству в связи с его гомосексуальностью. За всю свою жизнь Леонардо так и не вступил в половой контакт с женщиной (см. книги Джорджо Вазари, Зигмунда Фрейда и других авторов). Половая идентификация его настолько выпадала из границ нормы, что он любил придавать своим изображениям женские черты. Можно говорить и о присущем ему аутоэротизме (кстати, любовников он выбирал среди тех, кто внешне напоминал ему самого себя в юности). С учётом всех перечисленных «дефектов» сексолог всё же не решится диагностировать у Леонардо перверсию. Будем надеяться, что на подобный шаг не осмелится и судебный психиатр.

Итак, очевидно, что сексологи и судебные врачи видят «аномальное половое поведение» с разных позиций. Это связано с колоссальной разницей между пациентами сексологического кабинета и лицами, попавшими на судебную экспертизу. Сексолог судит об этом не только по монографии Ткаченко, но и по собственному опыту участия в судебно-медицинской экспертизе. В частности, серийный убийца Г. (знаменитый «Лифтёр», задушивший трёх девушек) описан в моей книге «На исповеди у сексолога».

Выводы, полученные при наблюдении особого тяжкого контингента преступников, факт наличия у них перверсии (извращения), развившегося в рамках серьёзной психической патологии, авторы автоматически переносят на контингент сексологического кабинета и на гомосексуалов. При этом очевидно не простое их несовпадение с традиционными взглядами и оценками сексологов, а тенденциозное стремление к полному пересмотру трактовки природы девиаций, к растворению их в неком едином «парафильном синдроме». Между тем, это стремление не подкреплено ни практическими наблюдениями, ни теоретическим багажом, накопленным сексологией, ни опытом психотерапии неврозов, развившихся на фоне девиаций.

«В 1973 г. Роберт Спитцер, член комитета АРА по номенклатуре, попытался пересмотреть определение психического расстройства, исходя из двух критериев. С одной стороны, расстройство предполагает, что человек действительно чувствует себя больным, т. е. страдает. С другой, он должен быть явно неприспособленным к нормальному "социальному функционированию". Понятно, что подобные оговорки не могут означать окончательного разрешения проблемы, поскольку являются достаточно спорными». Обрушив на голову Спитцера эту саркастическую критику, Ткаченко предпочёл «не заметить» справедливость горького парадокса его слов. Спитцер обозначил самую суть сложнейшей проблемы. Один 18-летний юноша-гей, обратившийся в Центр сексуального здоровья, сформулировал её так: “Я располагаю достаточным гомосексуальным опытом; меня не привлекают женщины и возбуждают мужчины; но я не хочу быть ни би- , ни гомосексуалом”. В том-то и беда, что юноша таков, каким он вышел из утробы матери, а его нормальному "социальному функционированию", вопреки всем его способностям и потенциальным возможностям,мешают гомофобные предрассудки общества.Так что же ему прикажете делать? Юноша в своих невротических метаниях не одинок – из 230 транс-, би- и гомосексуальных пациентов, наблюдавшихся в Челябинском Центре сексуального здоровья за 40 лет его работы, требование «сделайте меня «натуралом»!» предъявили 32 человека (13,8%). К ним надо прибавить 12 пациентов (5,2%), у которых обращению к врачу предшествовала суицидальная попытка. Близки к ним и 3-е бисексуальных мужчин (1,1%), которых в кабинет сексолога привела острая паническая реакция, связанная с мнимой угрозой разоблачения их нетрадиционной половой ориентации (“гомосексуальная тревога”), что определило неотложность и характер лечения этих пациентов.

<< < ... 2 3 4 5 6 ... > >>

Предупреждение 18+ / Предупреждение об использовании метаданных

Этот сайт содержит материалы по медицинской сексологии, которые могут быть не предназначены для несовершеннолетних.

Чтобы продолжить просмотр соержимого сайта, Вы должны подтвердить, что Вам уже исполнилось 18 лет.

Данный сайт не является оператором персональных данных, не принимает, не обрабатывает и не хранит их. Однако, сайт использует (но не хранит) метаданные посетителей сайта, необходимые для его нормального функционирования:
- cookie,
- данные об IP-адресе,
- данные о местоположении посетителя.

Если Вы не хотите, чтобы Ваши метаданные автоматически обрабатывались этим сайтом, Вы обязаны немедленно покинуть сайт.

Сайт 18+. Подробнее...