На исповеди у сексолога

На исповеди у сексолога

Медицинские проблемы гомосексуальности и гомофобии

Комментарии к главе IV рукописи "СЕКСОЛОГИЯ В ПИСЬМАХ (Опыт онлайн-психотерапии в сексологии)"

Сексолог же при расспросе своих пациентов сталкивается с совсем иной картиной. Тактильные ласки геев, как правило, богаче по выбору и изощрённее по технике, чем у большинства гетеросексуалов, особенно вступивших в фазу «условно-физиологического ритма». Выполняя свой супружеский долг, те часто сводят предварительную эротическую игру к минимуму, а после эякуляции тут же засыпают.

Визуальные (зрительные) и аудиальные (слуховые) раздражители интересуют судебных медиков и сексологов в равной мере, хотя и они порой получают у тех и других разную трактовку. Авторы монографии сообщают: «У некоторых гомосексуальных лиц отмечались случаи выбора объектов сексуального влечения по отдельным признакам, ставшим эротическими стимулами - размерам полового члена, степени оволосения, усам». «При шизофрении визуальные стимулы могут носить необычный характер: например, у больного сексуальное возбуждение наступало при виде женщины, испытывающей острое желание помочиться (мы не касаемся здесь вопроса, на основании каких признаков и насколько адекватно проводилось им распознавание такого состояния). …«Один испытуемый, совершивший серию убийств женщин, рассказывал, что стук женских каблуков среди ночной тишины вызывал у него неодолимое желание преследовать женщину, а стоны и хрипы жертв усиливали ярость. При шизофрении подобные явления обнаруживаются достаточно часто: сексуальное возбуждение наступало при звуке льющейся мочи, звонкого детского смеха».

Анализ эротических ключевых стимулов – релизеров, перечисленных авторами монографии (величина полового члена, усы, наличие гипертрихоза – повышенного роста волос в области груди, живота, конечностей), важен для сексолога, позволяя ему судить о типе девиации его пациента и о её индивидуальных особенностях. Так, сексуальное возбуждение, вызванное видом чужого члена, особенно крупного и возбуждённого, чаще свойственно «ядерным» гомосексуалам. Дело в том, что для геев вид фаллоса, выраженность вторичных половых признаков, а также запах мужских феромонов – биологически запрограммированные ключевые стимулы полового поведения. Эти же релизеры у отдельных людей приобретают и выраженное индивидуальное значение, позволяющее врачу (разумеется, наряду с учётом и многих других факторов), судить о нюансах психологии пациента. В качестве примера приведу анализ письма, полученного мною после публикации книги “Об интимном вслух”:

“Уважаемый автор!

Если во время чтения моей исповеди у Вас появится ироническая улыбка, я не увижу её. Именно это придаёт мне смелости, чтобы писать совершено откровенно.

Я прочитал о гомосексуализме всё, что можно заказать в библиотеках, и, когда вышла в свет Ваша книга, я был неприятно поражён тем, что Вы обошли эту тему стороной, отделавшись лишь общими местами в главе о девиациях. Подобно мне, многие ждут от врачей честной информации, а Вы либо боитесь её дать, способствуя тем самым гомофобным кривотолкам, либо Вам нечего сказать людям.

В таком случае, позвольте мне самому рассказать о наших болях и обидах.

Я хорошо помню себя зелёным юнцом. Помню первую поллюцию: яркий образ обнажённой женщины, а потом провал и острый страх смерти. Это повторялось многократно. А чуть позже меня поразила красота, сила и выразительность мужского тела. И вот новый образ пришёл в мои сны: я в объятиях сильного и обязательно усатого мужчины.

С этого времени страх ушёл из моих сновидений, но не исчез совсем, а перешёл в мою жизнь наяву. Я начал бояться разоблачения: стыдился появляться в бане и на пляже; казалось, все видят мою эрекцию и блеск в глазах. Самое ужасное, что с годами страх не проходил. Мечта же о мужчине превратилась в неистовое желание.

В 20 лет я вступил в половую близость с женщиной. Контакты мне удавались, если я представлял её в объятиях другого мужчины. Чувствуя неестественность того, что происходило, я порвал эти отношения. Что же дальше? Снова одиночество?

Но меня ждал подарок судьбы, – я встретил мужчину, который понял меня, как никто раньше. Я не буду описывать подробности этой встречи. Скажу лишь, что это был взрыв, полёт души и тела! Я не могу передать те краски, в которых передо мной предстал мир! Я как бы родился заново. Это было не простое романтическое приключение или увлечение, называйте, как хотите, – я наконец-то стал личностью. Но главное, я попал в мир людей с совершенно новой для меня психологией, но так похожих на меня. Людей, чья жизнь наполнена поэзией; тонко чувствующих, легко ранимых, часто одиноких, не понятых другими, но всегда нестандартных.

В этом мире не оказалось того цинизма и грубости, которые нам приписывают окружающие. В отношении к нам сложились нелепые стереотипы: если гомосексуал, то обязательно неполноценный человек, отребье. Вспомните фильмы и телепередачи, где показывают явных “шизоидов”, которые говорят ненатуральными голосами, прогуливаются по улицам в женском платье и вытворяют Бог знает что! И всех их, претендуя на объективность, авторы выдают за “гомосексуалов”! Обидно и за нас, и за людей, которые этому верят.

Может быть, я слишком резок. Просто наболело. В атмосфере травли и окарикатуривания трудно сохранить чувство собственного достоинства. Кое-кто спивается, у других необратимо изменяется психика. Страшно бывает порой узнавать о самоубийствах подростков, оказавшихся вдруг “извращенцами”, отринутых своими друзьями.

Мало того, на нас нацепили ещё ярлык разносчиков СПИДа! Поймите, мы тоже люди, мы способны на альтруизм и избирательность. Когда-нибудь к нам станут относиться по-человечески. Я верю, что в гуманном обществе найдётся толика человечности и для нас. У нас ведь есть творческий потенциал и, чтобы проявить его, нам нужно немного – право быть собой и право быть счастливым. А это, согласитесь, права каждого человека.

Без подписи…”

Полученное послание вызвало не улыбку, которой так боялся анонимный корреспондент, а желание понять мотивацию его поступка. Письмо потребовало немалого труда и больших затрат времени. Его содержание не было вымыслом: придумать такую логичную последовательность переживаний и событий невозможно. Но какова цель этих усилий?

Горячность автора письма можно объяснить лишь одним: психологической защитой, что свидетельствует о наличии чего-то, что неприемлемо для него и вызывает у него тревогу.

Он утверждает, что “шизоиды”, демонстрируемые в телепередачах, не имеют ничего общего с подлинными гомосексуалами, что они – плод гомофобной пропаганды репортёров. Однако, зададимся вопросом: а геев–“хабалок”, тех, кто, сбиваясь в стайки на своих излюбленных “пятачках”–“плешках”, паясничают и юродствуют на потеху прохожим – их, что же, так уж никогда и не видел автор письма?! Не замечать их может лишь очень наивный человек. Может быть, мой анонимный корреспондент (назовём его сокращённо А. К.), действительно, крайне наивен? Грязи он избежал, попав в кружок интеллигентных людей, сплочённых девиацией, и вот, возмущённый гомофобными предрассудками, обнаруженными в книге, он призывает автора изменить отношение к геям, а заодно делится с ним своим любовным счастьем.

Такая версия, однако, не выдерживает критики. Книгу-то он читал, недаром же в письме упоминаются избирательность и альтруизмкак атрибуты любви. Но если бы в ней были гомофобные выпады или хоть что-то “способствующее гомофобным кривотолкам”, А. К. не преминул бы привести соответствующую цитату. Не сделано это по простой причине: ничего похожего в книге нет, точно так же, как нет вообще никаких разумных причин, чтобы писать мне письмо протеста.

Словом, единственное объяснение письму – гомосексуальная тревога (в данном случае она вызвана признанием капитуляции в долгой борьбе с собственной девиантностью). Не врача пытался убедить анонимный корреспондент. Прибегая к психологической защите, он стремился успокоить себя самого.

Этот вывод подтверждается анализом письма. Несмотря на искренность, оно написано скрытным человеком: А. К. ни словом не обмолвился о том, каковы его возраст и профессия, кто его родители. И стиль, и содержание письма выдают чувствительную (сенситивную) акцентуацию характера. Такие акцентуанты – люди робкие и в то же время экзальтированные. Они импульсивны, самолюбивы и, на взгляд окружающих, непоследовательны в своих поступках. На самом же деле, их поведению присущи чёткие психологические закономерности.

По классическому описанию психиатра Петра Ганнушкина, им свойственна “чрезмерная впечатлительность, с одной стороны, и резко выраженное чувство собственной недостаточности – с другой. <...> Так как это обыкновенно люди самолюбивые, то особенно их угнетает, прежде всего, сознание, что они не как все, а затем и вытекающая отсюда крайняя неуверенность в себе. Это создаёт у них чувство внутренней напряжённости и тревоги. Если у больных к тому же есть какие-нибудь дефекты, то их застенчивость легко переходит всякие границы, и у них развивается крайняя подозрительность (человеку кажется, что окружающие критикуют его и смеются над ним). <...> Другие же, стремясь преодолеть мучительное для них чувство своей слабости и недостаточности, надевают на себя не всегда удающуюся им личину внешней развязности и даже заносчивости, под которой, однако, нетрудно разглядеть того же самого внутренне смущённого и робкого человека”.

Обращает на себя внимание мнительность, болезненное самолюбие, обидчивость А. К.: ведь он заранее боится иронической улыбки того, кому пишет. Не самый удачный способ настроиться на контакт!

Излюбленный способ психологической защиты сенситивных юношей – гиперкомпенсация, когда какой-то недостаток (часто мнимый) путём тренировок замещается на свою противоположность. Постоянным самоконтролем и занятиями спортом такие гомосексуалы стараются стать подчёркнуто мужественными. При этом поведение, как и внешность, порой приобретают мозаичный характер: спортивность и щегольство временами переходят в манерность, сквозь утрированную мужественность проступает инфантилизм(“детскость”); за деланной самоуверенностью и напускной решительностью чувствуется готовность в любой момент стушеваться. Именно такое поведение поверхностному наблюдателю кажется капризным и непредсказуемым. При наличии отличных интеллектуальных способностей А. К., его письмо грешит этой мозаичностью в полной мере. Начало послания, хотя и выдаёт крайнее самолюбие юноши, остаётся сдержанным. Середина письма экзальтированна: “…взрыв, полёт души и тела!”; его концовка несколько манерна (“Без подписи…”). Это не просто особенности стиля – это проявления акцентуации характера.

Письмо даёт важные сведения об этапах невротического развития А. К. Сенситивные акцентуанты вообще склонны к невротическим реакциям. У автора письма к тому же были и особые причины для развития невроза, очень похожие на те, что исследовал Фрейд. Речь идёт о страхе мальчика перед инцестом– бессознательным желанием физической близости с матерью. Этот психологический механизм делает понятными ночные страхи А. К.: в эротических снах он отождествлял нагую женщину с матерью. Поллюции при этом сопровождались паническим страхом смерти (“наказанием” за желание инцеста). Неосознанно отождествляя со своей матерью всех женщин, подросток распространял на них запрет на половую близость, что усиливало гомосексуальный потенциал его либидо.

Следует заметить, что к такой гипертрофированной сыновней любви со временем часто присоединяется и неприязненное чувство к матери, ибо на неё возлагается вина за робость, “женственность” и другие последствия “неправильного воспитания”. Чаще всего подобный механизм “любви – ненависти” наблюдается у сыновей из неполных семей. Некоторые же факты, проглядываемые из письма, дают основание полагать, что его автор рос без отца.

Письмо позволяет реконструировать этапы становления гомосексуальности молодого человека. Скорее всего, у него были к ней врождённые биологические предпосылки: она обнаружилась очень рано и без каких-либо внешних поводов. В дальнейшем к действию биологических факторов присоединился психологический механизм: слишком сильная привязанность к матери и страх перед инцестом, а также переживания, связанные с отсутствием отца.

Страх, сопровождающий его гетеросексуальные сны, подросток расценил как проявление привычной для него робости. Борясь с ней, он пуще прежнего старается вести себя “по-мужски”. Ища объекты для подражания, он приглядывается к мужчинам, оценивая их внешность и поведение. Поиски мужского идеала усиливают его гомосексуальность. По-видимому, и прежде, задолго до полового созревания, он безотчётно искал того, кто мог бы заменить ему отца. Теперь же подросток конструирует идеальный образ, включающий мужественность, сексуальную привлекательность, а, кроме того, те черты, которые он и раньше приписывал человеку, способному заменить отца – зрелость (усы – её показатель и гарантия!), силу, способность опекать и защищать (женщину и сына).

В отличие от гетеросексуальных сновидений, в которых женщина отождествлялась с матерью, эротические сны с появившимся в них “усатым мужчиной”, не сопровождались страхом. Зато возникшая ассоциативная связь между половым возбуждением и видом нагого мужского тела стала его дневным кошмаром. Подросток панически боится, что предательская эрекция, с головой выдающая его гомосексуальность, обязательно возникнет при виде обнажённых мужчин в бане и на пляже. И действительно, по невротическому механизму страх вместо того, чтобы подавлять эрекцию, усиливал её. Пришлось отказаться от посещения пляжа и бани, тем самым, лишив себя удовольствия любоваться нагими мужчинами. Убедившись в том, что поиски мужского идеала лишь усиливают его гомосексуальность, подросток (впрочем, уже юноша) решается идти “ва-банк”. В его глазах самым надёжным показателем (а возможно, и средством достижения) мужественности и психической зрелости могла бы стать его половая связь с женщиной. Её-то он и собрался осуществить на деле.

На “проверочный акт” со случайной женщиной А. К. вряд ли польстился бы (надо учесть его экзальтированность и болезненное самолюбие). Скорее всего, юноша решился на близость с девушкой, к которой испытывал романтические чувства.

Для любовной связи этого оказалось слишком мало (в интимной ситуации не было полового возбуждения). И тогда, чтобы вызвать эрекцию, достаточную для половой близости, он воспользовался тем, что раньше было его кошмаром. Прежде А. К. боялся взглянуть на нагое мужское тело или представить его себе – ведь это вызывало у него непрошеную эрекцию. Теперь же, чтобы добиться её, он представляет себе обнажённого и эротически возбуждённого мужчину, совершающего половой акт с его же партнёршей. Тем самым влечение к девушке стало как бы “двойственным”, дополняясь гомосексуальным компонентом. Скорее всего (это просматривается в письме), в своих фантазиях А. К. представлял не “усатого мужчину”, ведь тот был строго гомосексуальным, являясь частью интимного мира юноши, а кого-то другого – гетеросексуального и, возможно, реального мужчину, связанного с этой девушкой. (“Контакты мне удавались, если я представлял её в объятиях другого мужчины”). Получилась своеобразная “матрёшка”: внутрь гетеросексуального компонента втискивался гомосексуальный. Связь с женщиной, таким образом, не оправдала надежд юноши на “усиление его мужского начала”, зато усилила гомосексуальный потенциал его либидо.

Логичным выходом из подобной ситуации было бы обращение за советом к сексологу. Вместо этого юноша вошёл в гомосексуальную среду.

В своём письме А. К. уверяет, что обрёл, наконец, счастье и стал “самим собой”. Так ли это? В какой-то мере он, действительно, пролил целебный бальзам на свои невротические переживания. Попав в компанию, где страх разоблачения, мучавший его много лет, потерял свою актуальность, юноша почувствовал себя уверенней, раскованней. В однополой связи он обрёл, наконец, то, что отсутствовало в гетеросексуальной – единство сексуального и романтического компонентов влечения.


Сайт 18+. Подробнее...