На исповеди у сексолога

На исповеди у сексолога

Гомофобия в теории и на практике – кое-что из истории

Рихард фон Крафт-Эбинг, знаменитый сексолог прошлого века, утверждал, что главная причина развития гомосексуальности и прочих “половых извращений” – онанизм, который и сам является опасным “пороком” и “извращением”. Крафт-Эбинг красноречиво ужасается, говоря об онанизме в своей книге “Половая психопатия” (Krafft-Ebing R. von, 1903):

“Этот порок, если ему предаются с ранних лет, отражается в высшей степени вредно на всех благородных, идеальных чувствах, возникающих в ходе нормального полового развития; иногда он прямо губит эти чувства. Онанизм не даёт распуститься зачаткам идеальной любви, он лишает растущий цветок его красоты и аромата и оставляет только грубое животное стремление к половому удовлетворению. Когда испорченный таким образом индивид достигает возраста половой зрелости, то оказывается, что у него нет чисто-эстетического, идеализированного стремления к другому полу.

Это уменьшает и силу его чувственных ощущений, так что его влечение к лицам другого пола оказывается в значительной степени ослабленным. Этот дефект отражается крайне вредно на всей психике юных онанистов, как мужчин, так и женщин; у них страдает этика, характер, поведение, фантазия, настроение, вся их инстинктивная и чувственная жизнь. Нередко влечение к другому полу падает до нуля, так что мастурбант предпочитает свой порок естественным половым сношениям.

Слишком раннее и извращённое половое удовлетворение губит не только душу, но и тело; оно вызывает целый ряд неврозов полового аппарата (раздражительную слабость эрекционного центра и центра эякуляции в спинном мозге, ослабление сладострастного ощущения при коитусе и т. д.) и в то же время ведёт к постоянному возбуждению фантазии и к усилению похотливости.

В жизни почти всякого мастурбанта наступает момент, когда, узнав о грозящих ему последствиях онанизма или же испытав некоторые из этих последствий на самом себе (неврастению), он делает попытку избавиться от порока и направить свою половую жизнь на нормальный путь. При этом он оказывается в самых неблагоприятных моральных и физических условиях, какие только можно себе представить. В нём погасли все искры живого чувства, в нём нет жара здорового полового влечения; он, кроме того, не верит в свои силы, ибо все мастурбанты в большей или меньшей степени отличаются малодушием и робостью. Если этот юный грешник решается, наконец, на попытку совокупления, то дело оканчивается либо разочарованием, либо неудачей, вследствие недостатка эрекции для совершения полового акта. Это первое фиаско является настоящей катастрофой в жизни онаниста и ведёт к абсолютной психической импотенции. Угрызения совести и воспоминания о пережитом стыде делают безуспешными и его дальнейшие попытки”.

По логике Крафт-Эбинга, онанизм, сам будучи “пороком и извращением”, перерастает в ещё более губительное “извращение” – в гомосексуальность. Трагические события развиваются по следующей схеме: онанизм искажает формирование либидо, снижает эротические ощущения, вызывает “раздражительную слабость эрекционного центра и центра эякуляции в спинном мозге”. Это приводит к исчезновению эрекции в интимной ситуации и делает невозможной или ущербной близость с женщиной. Страх перед новой неудачей и отсутствие влечения к женщинам переключает интересы “мастурбанта” с представительниц прекрасного пола на любой другой подвернувшийся сексуальный объект. Чаще всего им становится мужчина–“извращенец”, соблазняющий несчастного юношу. (Разумеется, упомянутые “раздражительная слабость эрекционного центра и центра эякуляции в спинном мозге” – плод фантазии Крафт-Эбинга, так что прошу народ не паниковать!)

Крафт-Эбинг учитывал и биологическую природу “извращения”. Гомосексуальность, по его мнению, - продукт “вырождения и психической дегенерации”. “Вырождением и дегенерацией” (например, аристократических семей, чья история прослеживалась на протяжении ряда поколений) объясняли в те времена причины наследственных психических заболеваний и шизофрении. Учение об этом создал французский психиатр XIX века Бенедикт Морель.

Теория “вырождения и психической дегенерации” вместе с идеями о гибельных последствиях онанизма легли в основу учения Крафт-Эбинга об “эвирации” (“обезмужествлении”). Этим термином он обозначил процесс ”утраты больным его мужских качеств” и, в финале, приход несчастного “извращенца” к убеждению, что его мужские гениталии превратились в женские. Автор педантично снабдил клиническими иллюстрациями все обнаруженные им “стадии развития гомосексуальности и эвирации“. К начальной фазе этого губительного процесса он отнёс взаимный онанизм. Иллюстрацией же конечного этапа “эвирации” стала история болезни молодого человека с токсической формой шизофрении. У него развился паранойяльный бред полового метаморфоза: больной считал, что у него появились матка и яичники и он превратился в женщину.

Согласно фантасмагории Крафт-Эбинга, если вовремя начатое лечение ещё способно оборвать привычку к онанизму и приостановить дальнейшее развитие гомосексуальности, то в далеко зашедших случаях “эвирации” медицина бессильна. В качестве примера он сослался на уже упомянутый случай токсической шизофрении, приведшей к смерти молодого человека. Крафт-Эбинг всё истолковал на свой лад, приписав трагический исход заболевания всё той же “открытой” им “эвирации”, достигшей высшей точки развития.

“Половая психопатия” отражала уровень знаний и характерные догмы эпохи Крафт-Эбинга. В тогдашнем обществе царил страх перед мастурбацией. Психиатры полагали, что она приводит к слабоумию и к психической деградации. Молодые люди с тяжёлыми психическими отклонениями мастурбировали открыто, не таясь. Врачи ничего не могли с этим поделать. Путая причину со следствием, они считали, что чем интенсивнее онанизм, тем быстрее идёт распад личности больного. Крафт-Эбинг свёл всё воедино – онанофобию, учение о вырождении и психической дегенерации, чувство бессилия перед шизофренией и особый ужас перед её токсической формой. А поскольку бред своего больного он истолковал как финал развития “эвирации”, то в его сознании однополое влечение предстало смертельным психическим расстройством. Так, Крафт-Эбинг дал мощный дополнительный импульс гомофобным предрассудкам, присущим и врачам, и обществу в целом. При Гитлере гомофобия обернулась тем, что специально натасканные провокаторы охотились за “вырожденцами“ и “дегенератами”, отправляя их в лагеря смерти.

Мудрый Зигмунд Фрейд отнюдь не приветствовал фантасмагорию Крафт-Эбинга. К “лечению“ гомосексуальности он относился с явным скептицизмом. Показательно, в частности, известное письмо Фрейда, написанное им в 1935 году в ответ на просьбу матери вылечить её сына-гея:

“Спрашивая меня, могу ли я помочь, думаю, что вы имеете в виду в состоянии ли я устранить гомосексуализм и заменить его нормальной гетеросексуальностью. Отвечу, что в общем мы не можем это обещать. В ряде случаев нам удаётся развить, захиревшие было зачатки гетеросексуального влечения, имеющиеся у каждого гомосексуала. В большинстве же случаев это уже больше невозможно. Дело в особенностях и в возрасте пациента. Результат лечения предсказать нельзя.

Что же касается пользы, которую психоанализ может принести вашему сыну, то это другое дело. Если он несчастен, невротичен, раздираем конфликтами, если он испытывает затруднения во взаимоотношениях с другими людьми, психоанализ может дать ему гармонию, душевное спокойствие, независимо от того, останется ли он гомосексуалом или переменится”.

Великие неофрейдисты Карен Хорни и Эрих Фромм, разумеется, лечили не гомосексуальность, а подлинные неврозы в рамках интернализованной (усвоенной) гомофобии. Но строптивый ученик Фрейда Карл Юнг попытался “лечить“ именно гомосексуальность. Он до самого конца курса психоанализа так и не заметил, что его пациент, влюблённый в своего бойфренда, дурачит навязанного ему “целителя“. (Юнг К. Г. Психология бессознательного. – М. Канон. 1994.). Вопреки позиции Фрейда, ринулись лечить геев и некоторые практикующие психоаналитики – это занятие оказалось прибыльным.

К счастью, у Крафт-Эбинга кроме суггестии (внушения) не было реальных возможностей для того, чтобы подчинить себе волю гомосексуала и принудить его ненавидеть своё Я и своё “психопатическое” гомосексуальное “извращение”. Зато советские медики располагали средствами куда более мощными: психофармакологические препараты способны воздействовать на волю и эмоции человека.

Психиатры А. К. Качаев и Г. Н. Пономарёв обрушили этот арсенал на своих подопытных “больных гомосексуализмом”. Отчёт о сомнительных успехах их метода ”возвращения” геев к “норме” опубликован в “Журнале невропатологии и психиатрии”(1988 г.).

“Лечение” их пациентов было двухэтапным. Вначале им назначили аминазин. Для тех, кто слабо знаком с препаратами для лечения психозов, приведу цитату из книги Григория Авруцкого, одного из ведущих психофармакологов (Авруцкий Г. Я. с соавт., 1974). Вот как он пишет о воздействии аминазина (препарата, действительно, нужного при лечении некоторых тяжёлых душевных недугов) на психику:

“После приёма первых доз препарата замедляются течение психических процессов, движения и речь; часто эти явления сочетаются со снижением побуждений и инициативы. В дальнейшем нарастают заторможенность, вялость, безынициативность, нивелирование эмоциональных реакций, однообразие мимики и моторики. Индифферентное отношение к собственным переживаниям и к окружающему усиливается, обнаруживая сходство со "скорбным бесчувствием" (одним из симптомов шизофрении. – М. Б.), что усугубляется частым присоединением в дальнейшем пониженного настроения разной выраженности”.

По мере “лечения“ аминазином, авторы статьи с удовлетворением констатировали, что у всех их 40 “больных” “отмечалось не только исчезновение гомосексуальных влечений”, но и вообще каких-либо сексуальных желаний.

Второй этап включал “лечение” сульфазином - взвесью серы в персиковом масле. Инъекции этого препарата вызывают у людей повышение температуры тела до очень высоких цифр. Крупные воспалительные инфильтраты в местах инъекций мучительно болят. Всё это сопровождается изнурительной слабостью. Сульфазин приобрёл у пациентов психиатрических клиник дурную славу: в годы принудительного “лечения” диссидентов им пользовались в карательных целях. С горькой иронией этот способ подавления инакомыслия называли “квадратно-гнездовым методом” (инъекции, в зависимости от степени непокорности диссидентов и тяжести их “прегрешений” против больничного персонала, делались одновременно в разные части тела, чтоб уж “ни сесть, ни лечь, ни охнуть, ни вздохнуть”).

Авторов статьи действие сульфазина не разочаровало: “Во всех случаях отмечался значительный терапевтический эффект: наступала стойкая компенсация психического состояния, появлялось желание избавиться от гомосексуальности”.

Впрочем, радость психиатров была недолгой, так как после окончания столь мучительного лечения “недуг” рецидивировал как у пациентов подгруппы ПГ, так и подгруппы АГ. (Поскольку А. К. Качаев и Г. Н. Пономарёв при всём их невежестве в сексологии считали себя “учёными”, они для чистоты эксперимента “строго” подразделяли своих подопытных на АГ – “активных гомосексуалистов” и на ПГ – “пассивных гомосексуалистов”).

Такова история. К сожалению, в последние десятилетия старая ересь о возможности “излечения” гомосексуальности, как психического недуга, вновь пропагандируется в России. Игнорируются фундаментальные открытия в области нейрофизиологии, эндокринологии, генетики и биологии, раскрывшие природу гомосексуальности и показавшие врождённый характер гомо- и гетеросексуального потенциалов либидо. Клеветнически и безграмотно “опровергаются” исследования Алфреда Кинси, продемонстрировавшие континуум видов сексуальной активности людей и показавшие несостоятельность бинарной оценки полового поведения. Замалчивается тот факт, что репаративная терапия запрещена во всех цивилизованных странах и считается там преступлением. Глумливым гомофобным законодательством государство поощряет гомофобию и преступную практику ”лечения” гомосексуальности.

Всё это удручает, но уныния в моём сердце нет. В отличие от прежних времён, гомосексуальные юноши и девушки знают истинное положение вещей из интернета; они могут смотреть талантливые фильмы, где обсуждаются волнующие их проблемы; знакомиться с современными научными взглядами на природу сексуальности. Я верю, что врачи, верные своему долгу, совместно с сообществом ЛГБТ не дадут тёмным векам вернуться в Россию.

Сайт 18+. Подробнее...